Смерть на страже империи. Убийство Плеве

Вячеслав Константинович фон Плеве был, наверное, одним из самых деятельных русских государственных чиновников рубежа ХIХ и ХХ веков. Можно сказать, своей карьерой он обязан лишь самому себе. Особой протекции не было. Судите сами. Дед по отцу происходил из немецкой дворянской семьи, мать — из калужских мелкопоместных дворян, учительница. Родился в Варшаве, из-за польского восстания 1863 года был родными услан в Калугу, где закончил с золотой медалью местную гимназию. Затем. юрфак Московского университета.

Плеве

Рабочая карьера без блата

Плеве пришлось помотаться по провинции в течение  четырнадцати лет  по линии министерства юстиции. Заместитель  прокурора  во Владимире, Туле , Вологде, Варшаве.  Лишь в  1879 году, будучи  прокурором Петербургской судебной палаты был замечен имератором Александром II, указавшем на него тогдашнему министру внутренних дел Лорис-Меликову. Хорошая такая, рабочая карьера.

Плеве против бесов революции

После убийства народовольческими бесами императора Александра II Вячеслав Константинович получил настоящий шанс, став директором Департамента государственной полиции, более чем успешно ликвидируя террористическое подполье.

Именно Плеве вместе с полковником Судейкиным является создателем  принципиально новой системы тайной агентурной работы среди революционного охвостья, уцелевшего после разгрома «Народной воли».

Убийство Александра II

Плеве - русификатор Финляндии

Далее, карьера Плеве шла по нарастающей. 1884 год -сенатор и Государственный секретарь (начальник государственной канцелярии) , 1885-товарищ министра внутренних дел, 1899- действительный тайный советник и исполняющий должность министра-статс секретаря Великого княжества Финлядского.

 На последней должности проводил политику русификации Финляндии, при его участии издан манифест о введении русского языка в делопроизводство Сената и административных учреждений края, усилено влияние генерал-губернатора на решение производящихся в местном Сенате дел.

Читайте телеграм канал "Состояние гаки"

Борьба с эсеровским террором

Однако, к началу ХХ века стало очевидно, что искоренить полностью революционную заразу так и не удалось.  Террористическую эстафету у народовольцев приняли социалисты-революционеры (эсеры) при  неизменной моральной поддержке тогдашней либеральной общественности.

После убийства министра внутренних дел Сипягина, Плеве вступил в эту должность, став также и шефом корпуса жандармов.  Боролся с террористами и прочим подрывным элементом Вячеслав Константинович жестко и последовательно.

При этом, будучи монархистом, русским патриотом (состоял в Русском собрании) и сторонником усиления губернаторской власти, Плеве все же понимал, что одними репрессиями стабильность в государстве не вернуть, что кроме кнута, нужен и пряник. Но, видимо, что-то изменить в этом направлении было не в его силах.

Нужен сайт и контент? Viber Whatsapp

Убийство на Измайловском проспекте

В любом случае, времени на какие-то более серьезные реформы у него уже не оставалось.15 (28) июля 1904 года в Петербурге, на Измайловском проспекте,  Вячеслав Константинович Плеве  был убит эсерами-террористами под руководством Евно Азефа.

Формальным поводом для убийства, непосредственным исполнителем которого стал студент Егор Сазонов,  стали малоэффективные действия органов правопорядка по предотвращению и подавлению еврейских погромов в Кишиневе в апреле 1903 года.

В ходе Кишиневского погрома погибло около 50 человек, полиция арестовала около 800 погромщиков, 300 из которых было предано суду. Но, некоторым этих усилий показалось недостаточным. Кишиневскую историю старательно раздували как революционные партии, так и либеральная пресса, что закончилось в итоге убийством министра внутренних дел.

Плеве
Убийство Плеве

Плеве погиб на месте после разрыва бомбы. Сазонова не казнили, а сослали на бессрочную каторгу. Потом тот попал под амнистию и был переведен в более легкие условия содержания, однако в конце 1910 года отравился в знак протеста против якобы тюремного произвола.

Прочие его бесы-подельники продолжили теракты против государственных служащих. Кто-то был пойман и казнен, кто-то  уцелел, как знаменитый Савинков,  закончивший свою темную  жизнь, выбросившись из окна тюрьмы ГПУ уже при большевистском режиме.

После гибели Плеве маховик террора и революционной истерии только продолжал раскручиваться. Угли первой русской революции уже были раздуты, а еще через 10 лет, страна, которую всю жизнь защищал Вячеслав Константинович Плеве, перестала существовать.

Читайте статьи из рубрики "Даты и люди"

Сегодня тоже нужны свои Плеве

Вообще, история внутренней политики и борьбы с революционной заразой в Российской империи не слишком то отдаленно напоминает сегодняшнее время. Нынче, оппозиционеров, конечно, не ссылают на каторгу и, уж тем более , не вяжут им «столыпинские галстуки» (кстати само выражение совместный продукт либеральной и большевистской пропаганды), а современные революционеры, слава Богу, пока не помышляют о терактах в отношении государственных служащих.

Тем не менее, ассоциации определенные вызывают часто неуклюжая политика  властей в отношении  общественных настроений с одной стороны,  и навязывание России духовными наследниками прогрессивной общественности периода последних лет империи атмосферы нигилизма и депрессии в комплекте с дешевым популизмом.

Что из этого может получится, мы видим на примере соседней  территории, временно считающей себя независимым государством. Будем надеяться, что сегодня в государственном аппарате найдется достаточно людей, способных эффективнее разруливать кризисы (а еще лучше их не допускать), чем это делали последний российский император, министр Плеве или же Петр Аркадьевич Столыпин.

Ну и в качестве постскриптума слова Вячеслава Константиновича, уж точно не потерявшие актуальности сегодня:

«Та часть нашей общественности, в общежитии именуемая русской интеллигенцией, имеет одну, принадлежащую ей природную особенность: она принципиально, но и притом восторженно воспринимает всякую идею, всякий факт, даже слух, направленные к дискредитированию государственной, а также духовно-православной власти; ко всему же остальному в жизни страны она индифферентна.»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.