Лох ли я? Вспоминая Август-1991

Лох ли я? Наверное, достаточно многие люди моего поколения, кто так или иначе поучаствовал в августовских событиях 1991 года, пытаются с высоты прожитых уже не годов, а десятилетий, оценить, насколько они были адекватны в момент, когда  решили топать к Белому дому защищать, так сказать, идеалы свободы и демократии. Сделать это не очень просто, так как практически каждый из нас, по идее должен испытывать сложные, противоречивые чувства. Я не исключение.

С одной стороны, быстро, уже через пару месяцев,  возникли  первые ощущения, что меня развели как лоха с наперстками на вокзальной площади. Вообще-то, я рассчитывал увидеть несколько  иную трансформацию существующей на тот момент реальности, а не сговор трех алкашей в Беловежской пуще и отдаче русских земель без всякого торга. Вряд ли кто-то из нас думал 19 августа, что  что последующие события приведут к такому развалу,  к грандиозному развалу единой страны, привычных устоев и общественных отношений,  к геноциду, войнам, массовому исходу из родных мест сотен тысяч людей в постсоветских республиках,  приходу к власти людей подлых и беспринципных.

С другой стороны, даже спустя два десятилетия лично у меня не возникает мысли, что в тех условиях надо было поддержать ГКЧП в том формате, в котором он заявил о себе. Его члены выглядело настолько безнадежно,  их политическое заявление было настолько аморфно и не соответствовало общественным настроениям, что, по большому счету, поддерживать было нечего.

И шансы на конечный успех этих людей с самого начала были практически ничтожны. Большой их ошибкой было не учитывать наличие в союзных республиках,  и особенно в РСФСР наличия законной власти, во многом куда более легитимной , чем они сами. Пожалуй, именно тот факт, что какие-то непонятные люди теперь будут пытаться решать все, игнорируя мнение миллионов людей, и вывело на улицы такое количество протестующих. Люди вышли за перемены, которые были по любому неизбежны. Но проиграли они не столько поэтому. Просто это были большие люди на малые дела, и региональные элиты, как и армия , это почувствовали. Пусть сперва и очканули некоторые очень независимые лидеры очень независимых республик, типа Звиада Гамсахурдия,  который исполнил указ ГКЧП о расформировании всех незаконных военных формирований, упразднив Национальную Гвардию и переподчинив ее личный состав республиканскому МВД. В общем, будь у этих ребят все в порядке с яйцами, не помогли бы ни протесты, ни стояния у Белого дома. Но силовики никаких четких приказов так и не получили.

Это сейчас легко анализировать те дела. А в 1991 году только глядя на рожи этих кренделей по телевизору, сразу представились картинки из совсем недавнего позднесоветского маразма с дебильными собраниями, бредом по телевизору и прочей хренью. Потому , собственно, и поперлось большинство из нас на улицы. Ваш покорный слуга, тоже посмотрев фрагмент балета по телевизору, ломанулся вместе с одноклассником тормозить танки на Шаболовке. Выглядели мы, наверное глупо. Кругом спешащие на работу люди и мы посреди узкой Шаболовки на трамвайных путях, перед танком с высунувшимся из люка и изрядно матерившимся его командиром.

Потом болтались у Белого дома, видели приход десантников Лебедя, и , конечно, кричали им вместе со всеми «УРА». В последнюю ночь перебазировались в находящийся неподалеку офис недавно появившегося советско-корейского фонда в котором работал один из наших товарищей, и не спеша пили там водку. Здесь нас и застала новость о стрельбе на Новом Арбате. Минут через 10 мы были уже там и наблюдали творившийся хаос. Жалко, конечно, этих погибших  молодых ребят, но что уж тут говорить. Погибли они глупо и не по делу.

А вот торжества уличной  демократии я как раз в полной красе и не увидел, так как в 9.00 заступил на дежурство в Главном центре спецсвязи, явившись туда возбужденный и шатающийся от недосыпа. Надо сказать,что никто из моих коллег в стоянии у Белого дома не участвовал. Меня ласково назвали дебилом полоумным  и отправили вздремнуть на пару часов, так как по мнению сослуживцев «сбрендивший полусонный революционер при погрузке-разгрузке секретных грузов им на хрен не уперся». Весь же этот кипеш, они назвали очередной властной с московской разборкой, в которой лохи лишь в качестве массовки нужны. Последующие события показали, что не столь уж далеки они были от истины.

Ведь, скорее всего, все что случилось тогда, все равно бы случилось вне зависимости от того. собрались бы тысячи людей у Белого дома или нет. Точка невозврата была пройдена раньше. В тот момент, когда очень большая часть тогдашней политической элиты второго эшелона, что в центре, что в национальных республиках, посчитала, что эволюционные реформы совсем не в их интересах, и пора легализовать те ресурсы, которые ими уже были к тому моменту накоплены как можно скорее. Уж очень жгли их паскудные сердца ожидание блестящих перспектив, амбиции и понты.

Сегодня либералы пытаются возвести Август-1991 в некий культ, в пример того, как типа народ, может сам изменить страну. Разумеется, это достаточно бездарный миф, наподобие сказок о «счастливых 90-х». И создан он лишь для того, чтобы убедить не слишком многочисленных своих сторонников в том, что сегодня это можно повторить в новых условиях и с новыми вождями. Эти деятели забывают (или умалчивают) несколько моментов.

К 1991 году никакого идеологического диктата коммунистов уже давно не было. Да, мы не хотели возвращения маразма, но, по большому счету, претензии большинства населения к советскому руководству лежали скорее в плоскости ее эффективности, способности решать сложные задачи в экономической сфере и обеспечения  правопорядка. С этим в стране становилось все хуже и хуже. Помню, как вернулся из армии в июне 1990 года и не узнал свой любимый город. Было постоянное ощущение неумолимо надвигающегося крендеца, так как никаких позитивных изменений просто не происходило. Как говаривал один из моих бывших боссов «куда ни целуй, всюду задница».

И советская власть в прежнем виде была уже не интересна ни простым гражданам, к этому моменту окончательно обалдевших от все увеличивающихся проблем и бардака, ни элитке, которой не терпелось поскорее избавиться от всех существующих барьеров,  советских условностей и, конечно, от надоевших старших партайгеноссе.  Шансы на фантастический карьерный рост и дележ государственных богатств в условиях фактического безвластия это хороший стимул для активных действий.

На  примере «счастливых 90-х» люди уже убедились, что плодами всех революций пользуются в первую очередь жулики и проходимцы. Да, часть людей за эти годы воспользовались теми возможностями, которые им предоставились. Построили какой-никакой бизнес, получили возможность путешествовать по миру и так далее. То есть, получили хоть какой-то позитивный результат. Но цена обществом в целом при этом  была заплачена высокая неимоверно. В начале 90-х уже очень многим было нечего терять в условиях, когда рушились все привычные отношения. Но после почти двух десятков лет относительно спокойной жизни, потерять все, увлекшись дешевой демагогией и громкими лозунгами, мало имеющими отношения к реальности, готово очень незначительное меньшинство. Люди уже не не совсем лохи, выброшенные с берега на середину реки и предоставленные сами себе. Так что, воспользоваться подобной ситуацией «борцам за демократию» вряд ли доведется.

И все же, лох ли я? И да, и нет. Мои юношеские иллюзии были разбиты достаточно быстро.Я надеялся увидеть совсем иную Россию, чем ту, которая на сегодняшний день получилась. Это, безусловно, обидно, но могло ли получиться иначе? Может быть и не могло.

С другой стороны, а сильно ли я недоволен тем, как я сегодня живу? А живу я в  общем-то в свободной стране, где могу высказывать публично практически все, что я думаю. Я могу работать  кем захочу, разумеется, в меру своих способностей. Я могу поехать куда захочу , и не должен спрашивать у кого-то на это разрешения. Да, проблем и несуразностей в нашей державе по прежнему с избытком, а многие государевы слуги совсем не являются образцом для подражания и восхищения. Но покажите мне идеальную страну. Ее нет, и вряд ли когда-нибудь будет. На эту тему замечательно в свое время написал Роберт Шекли в своем «Билете на планету Транай». Но это о Шекли поподробнее как-нибудь в следующий раз.

И я совершенно не испытываю желания еще 20 лет заниматься самокопанием после очередной революции. Обойдемся уж как-нибудь без этой гадости.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.