We all live in a Russian submarine… Потаенное судно

Несмотря на брехню  всякого рода  «либеральных экспертов» по  русской истории, светочей всяких нехороших мыслей и прочих мурзилок беспонтовых, мы знаем, что земля русская издавна была богата талантами. Другое дело, что талантам этим не всегда могли найти наилучшее применение и оценить по достоинству. Вследствие чего, многие выдающиеся мастера и изобретатели были преданы забвению, а их достижения были использованы в других странах.

Так,  ровно 297 лет назад начался эксперимент, который в случае успеха мог опередить время столетия на полтора. Одиннадцатого февраля  1720 года плотник Ефим  Никонов начинает строить «потаённое судно», которая являлась ничем иным как прообразом подводной лодки.

Картинки по запросу Ефим Прокопьевич Никонов

Родившись в семье подмосковного  крепостного крестьянина, Ефим Прокопьевич Никонов, был рекрутским набором определен на военные верфи, где он, будучи уже опытным плотником , загорелся идеей построить судно, на котором можно было незаметно подходить к кораблям неприятеля. Мужик он, видимо, был без комплексов, ибо не постеснялся накатать челобитную по этому поводу самому Государю императору.

Похожее изображение

Петр Алексеевич обладал массой недостатков, но, когда касалось дела, которое он считал важным, без вопросов мог выслушать и  простого плотника. Что и случилось в столице Российской империи в 1719 году. Петр проникся идеей и приказал Адмиралтейской конторе построить небольшое «образцовое судно» (модель), «не в такую меру, которым бы в море подойти под корабль, но ради показания и в реке испытания». Учитывая приказание Петра I—строить судно, «таясь от чужого глазу», — Адмиралтейств-коллегия выделила для Никонова строительную площадку на Галерном дворе. Здесь Никонов соорудил сарай, в котором в феврале 1720 г. и была начата постройка модели, оконченная в 1721 г. В общем, процесс пошел….

Похожее изображение

Никонов получил для работы все самое лучшее и в избытке. «Потаенного судна модели мастер» Ефим Никонов требовал «отпустить к строению» самые разнообразные материалы. Речь идет то о дубовых боченках, то о парусах «для накрывания», то о свечах и фонарях слюдяных, то о жестяных трубах, «для выливания из той модели воды». Есть упоминания о том, что для постройки модели были затребованы: доски сосновые (в четверть дюйма и в 2 дюйма) длиной 3 сажени, кожи юхотные, 15 полос железа шириной около 2 дюймов и толщиной четверть дюйма, медной проволоки 3 фунта («ценой по 5 рублев за фунт»), 10 оловянных досок, канаты в три и полтора дюйма, 40 аршин холста, 20 аршин «голантова полотна», 4 пуда смолы и т. п., включая инструмент, дрова и провиант. Упоминается, что «при строении оной модели» с 15 февраля по 4 марта работало ежедневно по 10 «незаписных плотников».

Модель в присутствии Петра прошла успешно испытания и было принято решение строить уже субмарину настоящую, «потаенное огненное судно большого корпуса», спуск на воду которого произошел осенью 1724 года. Но Никонова постигла неудача. Авария, корпус лодки был проломлен о дно.  Зимой же 1725 года умер Петр I и жизнь мастера изрядно осложнилась. Изобретатель, пользовавшийся привилегиями и получавший для своей работы все по первому запросу, стал поднадзорным, а материалы получал  куда сложнее.

«Крестьянина Ефима Никонова, который строил потаенное судно, отослать в Адмиралтейскую контору, где велеть ему, Никонову, оные суда совсем достроить и медные трубы сделать конечно с сего числа в месяц, и для того приставить к нему капрала или доброго солдата и велеть быть у того дела неотлучно. А имеющиеся у него припасы осмотреть и что к тому потребует, отпускать от той же конторы по рассмотрению, а чего в магазине не имеется, то купить, а по окончании того дела представить его, Никонова, с рапортом в Коллегию»

Никому ничего не напоминает? Несмотря на такие условия, мастер к весне 1725 года предпринял вторую попытку, но открывшаяся течь поставила крест и на этом спуске. Дальше все было только хуже. В дальнейшем Никонов не получал никакой технической помощи а денег ему отпускалось до неприличия мало.  Последние испытания «потаенного судна» состоялись в 1727 г., но и оно закончилось неудачей.

Картинки по запросу Ефим Прокопьевич Никонов

Во времена  деревянного судостроения успешно завершить создание очень прочной и герметичной конструкции было  само по себе задачей практически невыполнимой. В итоге, строитель первой русской подводной лодки  был разжалован из мастеров в простые «адмиралтейские работники» и сослан в 1728 году на Астраханскую верфь. О его дальнейшей жизни нам ничего не известно более.

«Потаенное судно» Никонова многие годы хранилось «от чужого глазу» в закрытом сарае, пока совсем не истлело.

Так закончилась эта история  Russian submarine и ее создателя. Красивая и печальная попытка обогнать время, каких  в русской истории хватало.

Подробнее можно прочесть: http://www.navy.su/navysub1917/nikonov/index.htm

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *