Печень об асфальт. К годовщине «Пивного путча»

В этот день одному художнику первый раз крупно не повезло. Впрочем, персонаж отделался легким испугом и  лишь воодушевился. В общем-то история Пивного путча в чем-то похожа с событиями 1917 года в России. Мы отметили очередную годовщину  большевистского переворота, ставшего возможным только потому, что некоторые не в меру  безответственные российские политические деятели решили поиграть в свободу и демократию во время  мировой войны. Все эти игрища закончились атакой большевистских штурмовых отрядов на Зимний дворец и установлениеv коммунистического режима, о чем сами вожди безобразия еще за год до этого даже не помышляли.

И, ведь никто особо не мешал, путем не слишком хитрых маневров, установить до конца войны достаточно жесткий режим, который, разве что, провел  бы выборы в Учредительное собрание и принял его решение с реализацией после подписания мира. Но, что сделали, то сделали. Впрочем, такое блаженное безумие было далеко не везде. Например, Германия отбилась от нескольких попыток мятежа коммунистов и сумела подавить выступление национал-социалистов.

Что же происходило в Германии накануне событий  9 ноября 1923 года? А в веймарской Германии в тот год царил неописуемый бардак. Правительство было слабо, авторитетом не пользовалось, поэтому в моменты кризисов, которые были регулярными, очень многое зависело от позиции армии и сил вооруженных формирований радикальных политических сил.

Так, в октябре 1923 года была подавлена попытка красного мятежа в Саксонии,  задуманного членом политбюро РКП (б) Карлом .Радеком и санкционированного Исполкомом Коминтерна. Большевистские дипломаты осуществляли финансирование восстания, в ходе которого силы германских комми должны были насчитывать до 60 000 человек а 20 октября военная комиссия ЦК РКП(б) разработала план мобилизации Красной армии на случай вооружённой помощи германскому пролетариату и создания для этой цели 20 новых дивизий. Намечено выступление было аккурат на 9 ноября.

Но планы красных оказались сорваны. Организаторы мятежа опасались противодействия лишь со стороны отрядов правых радикалов, но в дело вмешалась армия. Командующий войсками рейхсвера в Саксонии генерал Альфред Мюллер, который с  с конца сентября 1923 года также обладал исполнительной властью, запретил пролетарские сотни. В итоге, всеобщая забастовка, с которой и должно было начать восстание, коммунистами была отменена, попытка организованного выступления состоялась только в Гамбурге, и целую неделю армия ликвидировала отдельные вооруженные акции красных по всей Саксонии. Причем, делала это без всяких согласований с центральным правительством. В общем, бардак был просто феноменальный.

Отряды боевиков были не  только у немецких комми. Крупнейшими организациями ультраправых были «Стальной шлем. Союз фронтовиков» и нацистские отряды СА. Уличные бои между противоборствующими отрядами были в тогдашней Германии в порядке вещей.

Правые тоже были не в восторге от бесхребетного правительства и имели далеко идущие планы, изрядно подогретые, триумфальным успехом итальянских фашистов в результате знаменитого «Похода на Рим». И парни тоже решили организовать переворот.

Помимо Гитлера, руководителями заговора были глава баварских правых Густав фон Кар (слева) и бывший начальник Генерального штаба, герой войны Людендорф.

Gustav Ritter von Kahr (1920).jpgErich Ludendorff.jpg

С самого начала все пошло совсем не так как рассчитывали заговорщики. Что и не удивительно. Интересы у лидеров были все же разные.

Целью сторонников фон Кара была независимая Баварская монархия, Гитлер же жаждал национал-социалистической революции и создания сильно централизованной диктатуры в Германии.

Поэтому,  в решающий момент, баварцы дали задний ход, не решаясь в данной ситуации открыто выступать против Берлина. Нацисты, имеющие около 3000  боевиков (в большинстве своем ветеранов войны),   решили действовать самостоятельно (взяв в заложники часть руководства Баварии)  в надежде, что их поддержат военные,  у которых генерал Людендорф по прежнему пользовался немалым авторитетом.

Наци решили сыграть в итоге собственную партию. Все началось вечером 8 ноября 1923 года, когда около 3000 человек собрались в  известном пивном зале помещении Bürgerbräukeller, чтобы послушать выступление комиссара земли Бавария Густава фон Кара (он же глава заговорщиков в первоначальном варианте) . Вместе с ним на трибуне находились местные высшие чины — генерал Отто фон Лоссов, командующий вооруженными силами Баварии, и полковник Ханс фон Сейсер, начальник баварской полиции.

Но, около 600 штурмовиков СА блокировали пивную, Гитлер провозгласил фон Кара регентом Баварии и заявил, что в тот же день в Мюнхене будет сформировано новое германское правительство, которое отстранит от власти президента Эберта. Гитлер сразу же назначил главнокомандующим германской армией (рейхсвером), а себя самого — канцлером. То есть, все было по-взрослому.

Но надежды наци  не оправдались. Фон Кар сумел покинуть пивную и перебравшись в безопасное место  издал прокламацию, в которой объявлял о роспуске НСДАП и СА. К этому времени штурмовики под командованием  Рема заняли штаб-квартиру сухопутных сил в военном министерстве, но ночью здание осадили регулярные войска, верные правительству.

В 11 часов утра 9 ноября собравшиеся нацисты под знамёнами со свастикой и военными штандартами колонной направились к центру города. Но закончилось все бесславно. Сотня полицейских, преградивших дорогу трем тысячам боевиков Гитлера сдаться отказались и , напротив, открыв огонь рассеяли бунтовщиков. Погибло 16 нацистов и три полицейских. Грубо говоря словами  пресс-секретаря нашего национального лидера, штурмовиков размазали печенью об асфальт.
В общем, опять главную роль сыграли силы правопорядка. Баварская полиция оказала сопротивление штурмовикам, армия решила не вмешиваться в авантюру бывшего ефрейтора, а народ, как водится в таких случаях,безмолвствовал . Народу в ноябре 1923 года хватало и иных проблем, помимо национальной революции. Пивной путч был подавлен. Многие его участники попали за решетку.

Спустя 10 лет, Гитлер совершенно конституционным путем возьмет  власть в Германии, почти сразу же установит жесткую диктатуру, а в итоге доведет Германию до самой страшной катастрофы в ее истории.  Но это уже совершенно другая история.

Так что, свобода слова, митингов и шествий не всегда приводит к демократии. Часто как раз избыточной свободой пользуется те, кто совершенно не планирует ее в последствии для других. Самые честные выборы совсем не означают автоматическое строительство в дальнейшем правового государства. А вот честное выполнение своего долга правоохранительными органами и армией  залог сохранения законности и предотвращения переворотов., мятежей и кровавых революций. Хорошо бы у нас об этом помнили и коллективный человек с ружьем, и те, у кого закрадываются иногда мыслишки, при подходящем раскладе вывести толпы на улицы и ввергнуть стану в хаос.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *