История деревни Андрейцево, ее окрестностей и их обитателей. Часть IV

Уже несколько лет на разных интернет- ресурсах существует моя рубрика  «Андрейцевские хроники». Они объединяют мои статьи, фото и прочие маитериалы, посвященные моей, не побоюсь этого слова, второй Родине — деревне Андрейцево Кимрского района Тверской области. В нее входит также  цикл записок, подготовленных, главным образом,  моей матушкой, Галиной Юрьевной Базилевской   — «История деревни Андрейцево, ее окрестностей и их обитателей».  Две части «Истории» я презентовал ранее. Часть I можно прочесть здесь, а вторая находится вот тут. В третьей части рассказ о деле помещиков  Мельницких.  В четвертой части о том, как Калинин в Андрейцево землю делил, об андрейцевском колхозе и его председателе, а также об Андрейцево во время Великой отечественной войны.

 Андрейцево в 20-е годы. Помощь земляка – М.И.Калинина

После революции помещичью землю поделили. Из Кимр (сейчас города, а тогда – большого села) приезжали землемеры и  каждой семье выдавали наделы — отруба. Иногда при этом возникали конфликты.
Получилось так, что поле, которое идет от Андрейцева к церкви (Среднее поле) осталось не поделенным, и мужики были этим очень недовольны.

За помощью они обратились к Михаилу Ивановичу Калинину —  председателю Центрального Исполнительного Комитета СССР («Всероссийскому старосте»), который нередко проезжал по дороге, идущей через Андрейцево, к себе на родину – в Верхнюю Троицу.

Ездил М.И.Калинин обычно на машине, в сопровождении шофера и помощника, а зимой – на аэросанях. И мужики  помогали вытаскивать его машину из громадной колдобины неподалеку от школы (она была неистребима и существовала еще в 70-х гг. XX века). За это  в местной чайной Калинин ставил помощникам четверть (2,5 л) водки.

Фото Верхней Троицы с сайта http://www.fototerra.ru/Russia/Verhnjaja-Troitsa/Alexandrus-10276.html
Дождавшись очередного приезда Калинина, мужики остановили его, сняли шапки и стоят. «Что случилось?». Мужики объяснили, что местные власти не поделили между крестьянами Среднее поле и просили помочь. М.И Калинин обещал распорядиться.  Очень скоро после этого приехали землемеры и разделили землю. Тогда ценили каждый клочок земли.

*****

В конце 20-х гг. была попытка организовать сельскохозяйственную коммуну. Позвали туда бедняков из разных деревень (Татьяну Самсонову, муж которой был убит в Первую мировую войну, а  на руках двое детей, Мишу Бантастого, человека с чудинкой, в 60-е годы его можно было увидеть бродящим из одной деревни в другую, и др.). Выделили землю неподалеку от аэродрома (он появился позднее около соседней деревни Янино) и всякую хозяйственную утварь.  Но коммуна быстро развалилась.
В 1928 г. существовало Янино-Андрейцевское машинно-кооперативное товарищество «Согласие», в которое  входили деревни Андрейцево, Янино,  Радование и Фетенино Ильинской волости
В начале 20-х гг. была организована сапожная артель. Мужики уже не ездили в Кронштадт, а работали дома и сдавали свою продукцию в Кимры. Возглавлял артель Дмитрий Алексеевич Самсонов (1873-1956 гг.). Артель просуществовала долго и работала и после организации Андрейцевского колхоза. Они существовали параллельно.
Старшая дочь   Дмитрия Самсонова – Клавдия  вспоминала, как  ее  девчушкой лет семи отец брал с собой в Кимры, когда отвозил продукцию, чтобы она посторожила, пока он ходил по делам.  Воспоминания   были самые яркие и приятные, потому что девочке покупали разные сладости (но патоку она не любила). А после завершения дел они с отцом заходили в чайную: открывали дверь – и сразу их встречали запахи колбасы, чеснока и чего-то еще вкусного. Они заказывали полфунта колбасы, ее тут же резали, жарили и – пожалуйте кушать.

Старые фотографии села Кимра:

А46

http://www.etoretro.ru/pic29876.htm

  Андрейцевский колхоз и его председатель

В  начале 30-х гг. был организован Андрейцевский колхоз. Его председателем стал Дмитрий Алексеевич Самсонов, человек очень мудрый, опытный и осторожный. Как называет его Завалишин —  Человек ощупью: «Самсонов в словах осторожен, как слепой в шагах. Сначала нащупает, потом обдумает, тогда уж скажет».

Благодаря ему, дела в Андрейцевском колхозе шли гораздо лучше, чем в  соседних Янинском, Фетенинском и других, хотя, конечно,  трудностей было много, ведь жизнь налаживалась в совершенно новых, непривычных условиях.

А666
Самсоновы Дмитрий Алексеевич (1875 -1956) и Дарья Григорьевна  (1878-1955)

Еще одна цитата из Завалишина:

«Самсонов выделялся среди колхозников. Бывали  раньше богатые родственники, с которыми обращались деликатно, с уважением, хотя они на вид ничего особенного не представляли. Так и здесь. В прошлые годы среди других колхозов Андрейцевский считался отсталым. Но с осени прошлого года стал выправляться. Только и всего.

Однако у Самсонова все-таки была особенность. Она заключалась в том, что он умел вести колхоз хозяйственнее других. Он один из первых учуял выгоду колхозной жизни, в мыслях порвал пуповину, связывавшую его с прошлым единоличным житьем, и теперь шагал вперед бодро и уверенно. Окружающие колхозники знали эту особенность Самсонова, бессознательно его выделяли. И он это чувствовал».

Cейчас, когда в Андрейцево практически не осталось местных жителей, да и число дачников относительно невелико, кажется удивительным, что в 30-х гг. народу в деревне было так много,  что были организованы две большие   бригады.

Первую возглавляла Марья Новикова, энергичная и деловая,  вторую – некто Шагов, бывший бедняк, партийный, умеющий хлестко говорить,  а  организовать работу – нет. При учете сделанного между бригадами часто возникали конфликты. Шагов  постоянно жаловался, что первая бригада выходит вперед, потому что «там собрались  раскулаченные и все начальство, а  во второй – демократия». В конце концов решили перемешать бригады.

А0666

Мария Митрофановна Новикова в 70-е гг.

Были люди, которые не хотели вступать в колхоз, потому что дети  у них жили в Москве и их поддерживали. А были другие, которые в колхоз стремились, но их не принимали, потому что они показали себя с плохой стороны – лениво работали, воровали.

В деревне были амнистированные раскулаченные – трое хороших сапожников, на которых написали донос, будто они эксплуатировали наемный труд. Их осудили как кулаков, но потом  оправдали при  поддержке односельчан, доказавших, что мальчики, жившие в этих семьях, были не в услужении, а в обучении. Это была традиция – отдавать подростков на обучение в семью мастера.

Интересны рассуждения одного  персонажа книги – тоже уполномоченного, но из Кимр:
— Колхозники-то они колхозники. Но скажи им: «Завтра вы единоличники» — будут рвать, а не работать. А сейчас, вот видите, только-только собираются запрягать. Единоличник — до свету выехал бы.    Надеяться   было не на кого.  Ощупью идут (в колхозное движение). Осторожно. По-ихнему так выходит: больше сработаешь, больше государство возьмет.

—  В Радованьи вчера я слышал кулацкие, как сказать, тенденции:  «Если бы, говорят, государство взаправду шло на зажиточного колхозника, — то не драло бы  с мужика столько налогов»  Видите,  куда идет?  Откуда ветер…имеет направление?

И еще один пример. В то время  каждая семья должна была сдавать определенное количество мяса, молока, масла, шерсти. Далеко не всегда крестьянская семья могла вырастить теленка. А мясо сдавать надо. Поэтому существовала практика: узнав, что  в другой деревне собираются забить теленка, крестьянин договаривался с его хозяином, чтобы тот сдал мясо и от его имени,  и платил ему деньги. В то же время  были случаи, когда сдавая сливочное масло  на заготпункте, крестьяне в середину куска клали кирпич. После этого масло при сдаче стали резать.

Как сказал знакомый уже нам Леонтий Алексеевич Самсонов,

«На все народ идет! Хоть ты ему доказывай, хоть нет!  Ты ему говоришь: «Власть твоя». А он сует ей камень вместо масла! Забывчивый народ».

Рассказ  очевидца о том времени,  его приметах, конкретных людях  и их отношениях можно прочитать в книге «Свежая борозда» писателя А.И. Завалишина,  в сокращенном варианте размещенной на сайте http://sadunovo.narod.ru/zavalishin.htm

В войну председателем колхоза выбрали дочь Дмитрия Самсонова – Антонину, ей было 22-23 года. Ее отец, долгие годы возглавлявший колхоз, несколько лет болел, но к этому времени стал поправляться. Поэтому, выбирая Антонину, односельчане рассчитывали, что она будет помогать отцу. Так и было. В кимрской газете даже появилась статья об Андрейцевском колхозе под названием «Председатель девушка, а рулит дедушка». После войны Антонина не раз просила отпустить ее, но отпустили только когда она в 1948-49 гг. вышла замуж и уехала в другую деревню.

Андрейцевский колхоз просуществовал до начала 50-х гг., когда  колхозы стали укрупнять.  В объединенный колхоз, кроме Андрейцево,  вошли Янино, Фетенино, Радование, Ченцово, Голубино, Большое Огрызково, Сошниково.

 Андрейцево в годы войны

В Отечественную войну эта территория не была занята немцами, но Калининский фронт был очень близко. Очевидцы рассказывали, что над деревней летали немецкие самолеты и разбрасывали листовки.

АНДРЕЙЦЕВО война 1

Много мужчин, живших в Андрейцево, погибло на Первую Мировую войну, а особенно много – в Отечественную. Несколько жительниц Андрейцева в войну были мобилизованы на трудовой фронт и вернулись домой, если вернулись, только через несколько лет, побывав в разных  местах.  Елизавете Волковой выпала доля весной под Ржевом выкапывать из оттаивающего снега тела  погибших советских и немецких солдат и хоронить их.

Елизавета Волкова

Елизавета Волкова в 1970-е годы


В  1941-42 гг. по здешним дорогам, которых было гораздо больше, чем сейчас,  шел поток беженцев, уходивших окольными путями от наступающих немцев. Особенно много их было из района Ржева – там  шли кровопролитные бои (по некоторым данным, погибло около 1 млн человек).

Ржев дважды оказывался в руках немцев. Беженцы первой волны уходили, уводя от врага колхозный скот. Один из жителей деревни Сошниково (расположенной за Садуново), родом из Ржева, пригнал скот в наши места, сдал его, здесь и жить остался. Вторая волна – те, кто не хотел опять оказаться под немцами. Почти в каждом доме окрестных деревень, в Андрейцево в том числе,  приютили у себя беженцев. Некоторые остались здесь жить.

Существует предположение, что немцы не стремились захватить этот район, потому что боялись, что русские могут подорвать плотину на Большой Волге и затопить местность.

Во время войны в нашей деревне располагался штаб – в доме К.Д.Гусевой. В то время она там не жила. А когда приехала с детьми, военные освободили дом и переехали в здание церкви. В Поповом поле (лес рядом с церковью)  были вырыты траншеи  (следы который видно и сейчас). Эта военная часть была придана аэродрому, находившемуся неподалеку от деревни Янино, в одном километре от Андрейцево.

Рассказывают любопытную историю, случившуюся в первые годы войны, когда военные действия уже уходили из этих мест. На выгоне, неподалеку от околицы, где стоял дом Самсоновых-Журавлевых (нечеткая сторона), приземлился наш самолет. Это была вынужденная посадка, и летчик еле успел затормозить на берегу пруда. По рации он сообщил в свою часть о случившемся и уехал, а на смену ему – сторожить самолет  — прибыл солдат.

Самолет  этот должны были уже по земле отогнать на военный аэродром у Янино. Но сделали это не сразу, и солдат при самолете провел несколько дней. И вот что он придумал, чтобы прокормиться получше. У него было много патронов, а вокруг  —  много мальчишек, которым очень хотелось пострелять.  За одно яйцо солдат разрешал выстрелить из ружья. Перед этим он выставлял его так,  чтобы было безопасно для окружающих, и наводил на цель. Результат удовлетворял обе стороны:  у солдата была хорошая яичница (в каждом хозяйстве были куры), а мальчишкам – удовольствие. Оно достигало высшей степени, если солдат разрешал залезть в кабину самолета и послушать потрескивание рации.

В конце концов, за самолетом приехали военные. Самым сложным было добиться, чтобы самолет сделал на земле поворот и выехал на дорогу, потому что крайний дом оказался на его пути, и  крыло самолета чуть не разворотило стену дома. Маленькая девочка, жившая тогда в этом доме, заплакала и стала просить не рушить дом. Военные ее успокоили, самолет развернули на дорогу, а дом починили. Потом самолет покатили по дороге в Янино. Чинить его не стали, сняли самое ценное, и он остался стоять на аэродроме еще на несколько лет. И уже никто не помнит, куда он потом делся.

Продолжение следует

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *