История деревни Андрейцево, ее окрестностей и их обитателей. Часть I

   Под рубрикой «Андрейцевские хроники» публикуются материалы о прошлом и настоящем  деревни Андрейцево и ее окрестностях в Кимрском районе Тверской области, местах, которые я спокойно могу называть своей второй Родиной, тесно связанной с историей и жизнью нашей семьи. Этот цикл записей,  подготовлен моей матушкой, Галиной Юрьевной Базилевской на основе открытых источников, воспоминаний местных жителей и семейных  архивов. Соответственно, повествование идет от ее имени.

В этой публикации пять первых глав.

I.       Вступление.
II.        Немного из истории Корчевского уезда Тверской губернии.
III.       Про владельцев деревни Андрейцево нынешних и бывших.
IV.       Церковь Николая Чудотворца в Садунове.
V.       Нечто шокирующее из жизни помещиков.

Кирилл Базилевский

I. Вступление

Андрейцево  — одна  из многих тысяч  русских деревень, разбросанных, затерянных, но живущих на обширных пространствах нашей  страны. Это так и не так, потому что для нас, Базилевских, одной из веточек этой не очень распространенной фамилии — это место особенное. Это родина моей бабушки – Пелагеи Осиповны Гуниной, родившейся и выросшей здесь, отсюда выданной замуж за Хорева Дмитрия Семеновича,  крестьянина из не очень близко расположенной деревни Спирово.

АНД 1

Дмитрий Семенович и Пелагея Осиповна Хоревы с родителями
Вместе с мужем они в 1902 году переехали в Москву и обосновались в  доме на Большой Калужской улице (ныне Ленинский проспект), тогда еще зеленой, с деревьями посередине улицы и палисадниками у домов. Мой дед, как и все тверские мужики,  умел сапожничать. В Москве он открыл сапожную мастерскую. В этой семье выросло трое сыновей и две дочери.
Младшая дочь  Валентина – моя мама — родилась в 1918 г., в 1937 г. она работала чертежницей на заводе «Манометр» и познакомилась с молодым,  красивым и талантливым  инженером Юрием Яковлевичем Базилевским. Они поженились  и вместе прожили всю жизнь.  Родились мы с сестрой Наташей, а потом наши дети и внуки.


Но Андрейцево не ушло  совсем из нашей жизни. В конце 20-х  гг.  сюда привозили маленькую Валю – в бабушке  Насте.  В конце войны в деревню приезжала старшая мамина сестра Лиза – Елизавета Дмитриевна, чтобы поменять вещи на продукты, которых в Москве совсем не было.  К нам регулярно приезжали родственники из деревни. Меня лет пяти привозили на несколько  дней  сюда, и я помню большой пятистенный дом с входом посередине и деревом впереди, у палисадника, и цветущую колокольчиками и ромашками луговину за домом, которую однажды утром скосили. (Этого дома сейчас нет, его продали и увезли в другое место. И родственников, уже очень дальних, там не осталось).

Потом связь надолго прервалась, но в самом начале 60-х гг. родители решили съездить посмотреть памятные места. Не смотря на дорожные приключения: дождливое лето, разбитые грунтовые   дороги и колдобины, в которых застревала наша «Волга», вернулись все воодушевленные и решили при возможности купить в тех местах дом.
А сделать этот в то время было сложно: власти препятствовали отъезду колхозников в город. Но подошел удобный случай, для отца сделали исключение – он получил серьезные государственные награды. И в результате мы оказались владельцами небольшого, но славного домика. А потом, уже лет через 10 лет, когда семья разрослась, а законы стали либеральнее, удалось купить старинный дом на другом конце деревни. Уже здесь  прошло детство и юность моих детей (их летние каникулы), они стали взрослыми и тоже  считают эти места родными.

Я думаю, что эти ощущения у детей и внуков (надеюсь, и им понадобится!) будут более глубокими и многоцветными, если постараться собрать сведения по истории и самой деревни, и окрестных мест.
Конечно, в этом может помочь —  и помог —  Интернет. Но самое главное, самая большая удача, что в Андрейцево из Москвы каждое лето приезжает Анатолий Сергеевич Гусев, внук Дмитрия Алексеевича Самсонова, первого председателя Андрейцевского колхоза и человека незаурядного. Обладая потрясающей памятью и эрудицией, Анатолий Сергеевич сохранил множество рассказов из жизни Андрейцева, услышанных им, в первую очередь, от его матушки Клавдии Дмитриевны Гусевой, но не только от нее. Это своеобразная память поколений, причем воспроизводимая часто теми же словами, какими  рассказывали первоначально. И в этих историях – анекдотах в понимании 19 века (то есть интересных случаях) – своя особенная прелесть.

К сожалению, Анатолий Сергеевич, охотно делясь этим богатством, упорно отказывается переносить свои истории  на бумагу. Поэтому я решила вспомнить, что по первому образованию я историк, и уговорила Анатолия Сергеевича уделить часть своего времени, чтобы я смогла сделать какие-то записи. Он любезно согласился. Истории, рассказываемые им, были очень любопытны, но для того, чтобы лучше разобраться, о ком идет речь, мы решили начать с плана деревни, не современной, а  с конца 19-го и по первую половину 20 века, и с семей, которые там жили. Это оказалось очень интересно. А потом уже, отталкиваясь от описаний жителей каждого дома, в соответствующем разделе  будем помещать истории, с ними случавшиеся.
Лето кончилось очень быстро, и  нерассказанным осталось очень многое. Поэтому я надеюсь, что следующим летом  Анатолий Сергеевич продолжит свой рассказ.

II. Немного из истории Корчевского уезда Тверской губернии

Географическое положение и развитие в 18-том веке
Деревня Андрейцево расположена  в Кимрской районе Тверской области. До революции это был Корчевский  уезд Тверской  губернии. Верхневолжье. От Волги, протекающей мимо  города Кимры, мы находимся километрах в 35, а от небольшой извилистой речки Малая Пудица – всего в километре. Дорога, проходящая через деревню, идет  к Верхней Троице. Километрах в трех  от нас  — красивейшее Покровское озеро.

Кимрский район находится в юго-восточной части Тверской области. Большую часть района занимает ландшафт низменной песчаной долины с древними дюнами, болотами и сосновыми лесами. В зоне Горицкой гряды прослеживаются линии слабо волнистых равнин с остатками еловых лесов, сменяющихся березово-сосновыми. По берегам Волги и Медведицы  — речные долины с поймами и сосновыми лесами.

В лесах можно повстречать лосей, медведей, волков, лисиц, зайца, белку, выдру, барсука, горностая, куницу… Из крупных птиц — серый рябчик, гусь, тетерев, белая куропатка, глухарь, вальдшнеп, утка… К акклиматизированным животным относятся европейский олень, енотовидная собака, ондатра, речной бобр.
Одна из геологических особенностей Кимрского района связана с карстовыми явлениями — образованием в толще земли пещер, которое происходит за счёт выщелачивания земных пород. В первой четверти прошлого века, а именно в 1920 году, в районе деревни Морщицино (неподалёку от с.Ильинское) образовалось провальное озеро. В древности на его месте уже существовало озеро, которое постепенно заболотилось и поросло кустарником. Подобных озёр в Кимрском районе несколько (Ченцовское, Василевское. Ильинское, Покровское). http://nasledie.dubna.ru/item.asp?idcategory=37&id=37&iditem=370&idparent=2

ппппппппппппппппппппппооо
Покровское озеро                                   http://temples.ru/gallery.php?CardID=3766

Люди селились в этих местах на протяжении многих столетий. Но крупные земельные владения  монастырей, бояр, дворянства на берегах Волги появились на протяжении 15-16 веков. А со второй половины 16 века часть земель стала принадлежать и царской семье, составляя так называемые дворцовые села (или волости). Они предназначались не только для снабжения царского двора продовольственными припасами. Отсюда шли полотно, гончарные изделия, а из Кимр еще и рыба.
Во второй половине XVIII века Тверской край переживал хозяйственный подъём. Земледелие оставалось главным занятием жителей Тверской губернии.  Крестьяне пахали сохой на одной лошади,  рыхлили землю деревянной бороной. Выращивали рожь, которая давала на местных почвах наибольший урожай. Сеяли также овёс, ячмень, пшеницу, гречу и горох; возделывали лён и коноплю. Успешно развивалось огородничество. К концу XVIII в. самым распространённым корнеплодом стали «земляные яблоки», как называли тогда картофель. Сенокосных угодий было много, и крестьянская семья среднего достатка могла содержать двух лошадей, двух коров и другой домашний скот.

нннннннннннн
Как и всюду в России, тверские жители делились на сословия: дворяне, духовенство, купечество. мещанство  и крестьянство.   Подавляющую часть населения Корчевского уезда составляли крестьяне. На территории уезда жили  крестьяне государственные и частновладельческие.
Помещичьи хозяйства в Тверской губернии в то время относились, в основном, к числу мелких и средних. Среди повинностей преобладала барщина, её выполняли более 50% помещичьих крестьян. Случалось, что в небольших имениях хозяева обрабатывали земли вместе со своими крестьянами.
Хотя Корчевский уезд считался хлебородным, сельское хозяйство в этих местах не приносило большого дохода. Поэтому средства для уплаты повинностей и покрытия хозяйственных нужд крестьянин добывал промыслами и ремёслами.
Корчевский, Осташковский, Вышневолоцкий, Весьегонский  уезды особенно славились строевым и дровяным лесом. Отсюда его сплавляли в кашинские и калязинские земли, в Ярославскую губернию. Неплохую прибыль давала крестьянам охота. Медвежья шкура в XVIII веке стоила 5-8 рублей, а волчья и лисья — 1-2 рубля. Большую роль играл обувной промысел.  Он начал развиваться в селе  Кимра ещё с XVI в.  и оставался  главным занятием жителей и в последующие  столетия.  Местные крестьяне покидали деревни на всю зиму, уходя на заработки в Москву.

Старые фотографии  села Кимры с сайта http://www.etoretro.ru/city218.htm

Кимры 1
Кимры 2
Кимры 3

Крестьяне в 19-ом  веке и отмена крепостного права
Как мы знаем, в России существовали две категории крестьян. Одна из них – государственные, или казенные, то есть они принадлежали  непосредственно государству и были лично свободными. Вторая категория крестьян, гораздо более обширная, – крепостные, принадлежавшие помещикам и не обладавших правами свободного человека.   Так исторически сложилось, причем этап закрепощения крестьян прошли почти все европейские страны. Вот только решить эту проблему они смогли гораздо раньше России. А в нашей стране необходимость освобождения крестьян стала особенно острой в середине 19 века.


Жители деревни Андрейцево были крепостными и на себе ощущали всю тяжесть своего положения, особенно  по сравнению с государственными крестьянами. Например, у крепостных крестьян  уход на оброк зависел от воли владельца, который старался отпускать крестьян лишь по окончании полевых работ. Кроме того, помещик мог отнять у крестьян всю землю или часть её. С 1760 г. владельцам разрешили ссылать своих крестьян «за предерзостные поступки» в Сибирь на поселение. Продажа крестьян была обычным явлением, причём цены на крестьянские души постепенно повышались. В Тверской губернии в середине XVIII в. мужская ревизская душа стоила до 30 рублей, в 1790-х гг. до 60 рублей. http://obl-tver.ru/istoriya-tverskoj-zemli/31-mezh-dvukh-stolits/21-razvitie-tverskogo-kraya-v-1730-1780-e-gody.html
Интересные данные  о казенных  и помещичьих деревнях, расположенных относительно недалеко от Андрейцева, дает «Список населенных мест Корчевского уезда» (1859 г.). Примечательно,  деревни, находящиеся в казенном владении, гораздо больше, чем помещичьи, но при этом и в тех, и в других в каждом доме живет порядка 10 человек. Обычно – это две  родственные семьи. Владельцы крестьян – и помещики, и государство —  стремились ограничить выделение наделов молодым семьям, чтобы не дробить владение и обеспечить его рабочей силой. Семьи с малым количество рабочих рук часто разорялись.

N Название населенных мест Положение Число дворов Жителей М.п. Жителей ж.п.
На почтовом тракте из г. Корчевы в г. Калязин
6821 Покровское с. вл. при пруде и колодцах 1 0 56 60
7118 Ченцово д. вл. при озере и колодцах 2 8 9
7121 Фетинино д. вл. при колодцах 12 44 61
7122 Андрейцево д. вл. при колодцах 13 48 60
7123 Эсаково сц. вл. при прудах 1 4 3
7124 Садуново с. вл. при колодцах 3 6 5
7125 Никольское сц. вл. при прудах 6 29 35
7126 Сошниково д. вл. при колодцах 8 32 44
7127 Одинцово сц. вл. при р. Малой Пудице 2 9 7
6796 Спирово д. каз. при р. Большой Пудице 49 171 146
7116 Большое Огрызково д. каз. при оз. Анасовском и пруде 36 86 106

http://boxpis.ru/svg/?p=1677

В середине XIX века в Тверской губернии число крепостных было очень велико. По этому показателю губерния занимала одно из первых мест в стране. Это было связано с обилием крупных поместий, которых насчитывалось в Тверской губернии несколько десятков.
Положение крестьян было отчаянным. Оно усугублялось неурожаями, случавшимися пугающе часто: в 1853, 1856, 1857, 1859, 1860 гг. «Недород» сказывался катастрофически на положении крестьян, иногда превращая середняков в настоящих бедняков. В эти годы крестьяне часто жаловались на жестокое обращение со стороны помещиков и просили перевода в разряд государственных.
В 1861 году императором Александром II было отменено крепостное право. Эта реформа имела громадное значение —  рабство наконец-то было уничтожено в России.

Александр 2

Отмена крепостного права дала личную свободу крестьянам, но при этом их  материальное положение ухудшилось, потому что полученные крестьянами земельные наделы были меньше прежних – в среднем сократились с 4,8 до 3,87 десятин.
Крестьяне владели землёй, как правило, на общинных началах, кроме тех, кто выкупил её ещё до 1861 г. Во многих общинах изредка производились переделы пахотной земли. Крестьяне, которым не хватало земли, арендовали её у частных владельцев.
Значительная часть хозяйств в пореформенный период обеднела и попала в безлошадные и бескоровные. Однако к началу  20 века  стали активнее развиваться  промыслы и ремесла. Кроме того, личная свобода крестьян давала им возможность искать лучшей доли в других местах, в первую очередь в Москве.
Хочется отметить, однако, что тверское дворянство приложило много усилий, чтобы реформа обеспечила крестьянам  лучшие условия жизни. Тверской комитет во главе с губернским предводителем  дворянства А.М. Унковским подготовил предложения по проведению реформы по отмене крепостного права, которые оказались наиболее прогрессивными во всей России. Большинство входивших в него дворян хотели полного и немедленного освобождения крестьян с наделением их приусадебным участком.
Кроме того, А.М.Унковский и его сторонники предлагали дать крестьянам за выкуп полевой надел не менее четырёх десятин, причём выкуп следовало проводить постепенно и при участии государства. Члены комитета предлагали создать специальную комиссию из помещиков и крестьян, которая разрешала бы спорные вопросы, а также независимый от властей суд присяжных.

Унковский
Алексей Михайлович Унковский

К сожалению, власть  пошла по другому пути. А чересчур  настойчивые составители проекта были наказаны. Впоследствии недостатки реформы, на которые указывали представители Тверского дворянства,  правительство постаралось исправить.

Головачев
А.А.Головачев – предводитель Корчевского дворянства
tveri.info/inform/razvitie-tverskogo-kraya-v-seredine-19-veka-stroitelstvo-nikolaevskoy-zhelezshhnoy-dorogi/
http://nasledie.dubna.ru/item.asp?idcategory=37&id=37&iditem=435&idparent=2
http://www.rulex.ru/01040421.htm

*****
Экскурс в общую историю Тверского края стал необходим для понимания того, что причины очень многих проблем  в положении крестьян деревни Андрейцево  в первой половине 20-го столетия  скрываются в глубине веков, что крестьяне жили трудно и достаточно скудно в наших краях рискованного земледелия. Однако при всем при этом они влюблялись, растили детей, подшучивали друг над другом, украшали окна своих домов красивыми резными наличниками, жили открыто перед «миром» — окружающими людьми. Итак, вернемся к истории непосредственно деревни Андрейцево.

III. Про владельцев деревни Андрейцево нынешних и бывших

Начав  с подачи своей матушки изучать историю местности вокруг деревни .Андрейцево, которую я вполне имею считать частично своей малой Родиной, я лишний раз убедился в лживости утверждений всякого рода «друзей» России (внутренних и внешних) о веках  невежества, мракобесия и не прекращавшегося ужаса, царящего на русских просторах, и одновременно, действительно ужаснулся тому падению и насилию , которому подверглось российское общество 100 лет назад в результате революции людей неистово  ненавидящих свою страну, болезненно амбициозных,  жестоких и бесчестных. Сегодня, всем нормальным русским людям  необходимо помнить о тех печальных для России и русских событиях и не допустить их повторения. Впрочем, об ужасах в следующих главах.

Кирилл Базилевский

Сейчас она выглядит вот так: приветливая деревенька, привольно, широко раскинувшаяся по обе стороны дороги.

Местных жителей здесь практически не осталось.  Среди владельцев домов москвичи, кимряки, жители Савелово и Дубны. Большинство домиков имеют заботливых хозяев и хорошо выглядят. Но есть несколько домов, прежние владельцы которых умерли, а наследники либо не найдены, либо по разным причинам не приводят их в порядок.

В любом случае, люди здесь обосновались не плохие, живут дружно.

***

Первое упоминание об Андрейцево встречается в письменных источниках в  конце XVII века. В 1678 г. оно числилось за Алексеем Тимофеевичем  Лихачевым.  В 1780-х гг. деревня принадлежала Петру Петровичу Мельсину и состояла из двух дворов, в которых обитали 6 мужчин и 7 женщин. (Сведения взяты из очень информативной книги Е.А.Релиной «Словарь кимских деревень от «А» до «Я». – Кимры, 2011).
По данным генерального межевания, произведённого 5 октября 1775 года, во владении подпоручика Петра Мельсина состоят «сельцо Садуново, сельцо Маклаково, деревня Андрейцево, деревня Новоселово, Янино тож с пустошьми». Крестьян всего 32 души мужского полу. (Сельцом называли поселение, где был  дом помещика или  ставшее маленьким большое село).

А7

В 1806 г. владельцем селения Андрейцево из 9 дворов с 28 мужчинами и 39 женщинами назван гвардии прапорщик Николай Петрович Мельсин.
В  середине  XIX века хозяином Андрейцева был   поручик Дмитрий Васильевич Перхуров. А всего ему принадлежали село Никольское, Садуново, тож сельцо Акатово, деревни Янино, Фетинино, Радование, Андрейцево, Лукьяново, Завидово, Окоемово, Марково, Дымово, Вороново, Берниково, Григорьевское, Нефелдово и Некрасово.
Перхуров владел 1283 душами  крепостных и 75 дворовыми крестьянами в  Никольском и сельце Акатове.  Жил Перхуров в поместье Никольское, недалеко от сельца Садуново.
Интересно, что в 1859 г.  в Никольском значится 6 домов, а среди жителей – 29 душ мужского пола и 35  — женского. В 80-х годах 19 века в Никольском было  две усадьбы.
Одна принадлежала  Марии Дмитриевне Покровской,  дочери Дм. Вас. Перхурова.  В 1889 году эта земля с постройками перешла во владение крестьянам  с. Семёновского Кашинского уезда  П.Г. Сальникову и И.С. Лопатину за 15000 рублей.
Другая усадьба, а с ней и Андрейцево, принадлежала дворянину Ивану Францевичу Косинскому, который в 1865 году женился на дочери Д. В. Перхурова – Екатерине.
Последний помещик сельца Никольского  — Иван Иванович Косинский. Он был женат на дочери Н.А.Ивановой  — владелицы сельца Шерепова (на Малой Пудице)  и родственницы А.П. Перхурова.
Об этом человеке стоит сказать особо. Потомственный дворянин Тверской губернии, генерал-майор царской армии,  Александр Петрович Перхуров в 1918 г. возглавил антибольшевистское восстание в Ярославле и был расстрелян.
https://ru.wikipedia.org/wiki/%CF%E5%F0%F5%F3%F0%EE%E2,_%C0%EB%E5%EA%F1%E0%ED%E4%F0_%CF%E5%F2%F0%EE%E2%E8%F7

По воспоминаниям старожилов, усадьба Коссинского в Никольском  сгорела в 1916 году (по некоторым данным – после революции). Она была подожжена кем-то из революционно настроенных крестьян. Рассказывают, что на пожар сбежался  народ. Иван Иванович, страстный охотник, знал, что в доме находится много патронов. Поэтому он предупреждал собравшихся: «Осторожнее, господа.  В доме много патронов, это опасно, осторожнее, господа».
В 1924 году И.И. Косинским, жившим уже в Кимрах, было сделано большое пожертвование книг и икон в Садуновскую церковь. Затем он переехал в Москву и еще долго поддерживал связь с друзьями из Андрейцева, в частности, с Дмитрием Алексеевичем Самсоновым, о котором речь еще впереди.
Сохранилась фотография, сделанная, вероятно, летом 1913 г. на ступенях Садуновской церкви.

А10

У обоих священников на фото (молодого — штатного, с крестом на шее, и старого — заштатного) на груди висят одинаковые награды — юбилейный крест в честь 300-летия дома Романовых. Это позволяет датировать фотографию 1913-м годом (лето).
Скорей всего фотографирование приурочено именно к награждению (фотограф из Варшавы!).  Офицер в полувоенной помятой форме справа — чиновник, развозивший награды (и фотографа). Пожилой чиновник в чёрной гражданской форме — скорее всего  Иван Косинский.  На фото точно опознаны три человека — Варвара, София и Антонина Никитские (девушки, стоящие в последнем и предпоследнем ряду). http://sadunovo.narod.ru/people.html

IV. Церковь Николая Чудотворца в Садуново

«Старинная белая церковь посреди деревянных построек, рассеянных в густой сосновой роще. Рядом березовая аллея, высокие кусты акаций, пруд, против которого стоял облезший голубовато-серый старый дом с шестью заколоченными окнами. Вокруг дома фруктовый сад на полсотню яблонь, вишня и другие ягодные кустарники. Сбоку домик вроде сторожки. Там сейчас жил старый поп.

Обошли вокруг церкви, поглядели, прощупали со всех сторон божью усадьбу… Богатая, красивая!

Табаков полушепотом сказал, точно заметил кого-то в кустах:
— А знаешь, что мы здесь устроим?
— Что?
—  Дом отдыха колхозника-ударника.

Мысль была меткая. Претворить ее в дело было вполне возможно. И не так уж трудно…
Жаворонки взлетали в чистое небо, как пятаки, бросаемые в орлянку, журчали настойчиво.
В болотных лужах, пригретых солнцем, копошились, дергались, чертили воду мельчайшие козявки, червячки, букашки. Потеплевшая земля пыхтела как из квашни, выпирала живые соки наружу.

Зарождалась новая жизнь. Начиналась борьба за существование, за право трещать в воздухе, ползать по земле, дергать хвостиком в воде».

Из книги — дневника «СВЕЖАЯ БОРОЗДА» Александра Иванович Завалишина, который  в 1933 г. в качестве уполномоченного  политотдела Ильинской МТС (Кимрского района, Московской области)  приезжал в Андрейцево на период сева.

Садуново 3
Это свидетельство пришло к нам из начала 30-х годов 20 века. Церковь еще действующая. Красивая. Живая. Правда, очень скоро придут перемены. А пока вернемся к началу истории церкви Николая Чудотворца в Садунове. Но перед этим  скажем спасибо человеку,   благодаря которому  мы получили возможность узнать так много  о жизни Андрейцева в те короткие дни весеннего сева 1933 г. – очень непростое и переломное время.

Завалишин
Александр Иванович Завалишин (3.06.1891, с. Кулевчи Варненского р-на Челябинской обл. – 1939), писатель, журналист, драматург, чл. СП (1934), общественный деятель. Коренной казак. В 1915–17 учился в народном университете А. Л. Шанявского в Москве. В 1917–18 организатор Советов, чл. Оренбургского Совета казачьих депутатов, участник подавления мятежа А. И. Дутова. В 1919 участник Гражданской войны в Нарымском крае, председатель ВРК. В 1920 организатор одной из первых в крае коммун в селе Кулевчи. В 30-е гг. совмещал работу на сельской МТС с журналистикой.

Газетные публикации, дневниковые записи составили сб. “Свежая борозда” – последнюю книгу Завалишина, репрессированного в конце 30-х гг. Умер в заключении. http://www.book-hel.ru/ind.php?what=card&id=5770
http://sadunovo.narod.ru/index.html                  

Садуновская церковь Николая Чудотворца (от Твери 90 вёрст,  от Корчевы 40 вёрст) была построена в 1848 г.  Церковь была каменная, престолов  три: в холодной —  Святителя Николая, в тёплой: правый  — Святителя Дмитрия Ростовского, левый  — Митрофания Воронежского.  Вот что говорится о ней в церковной описи.

Стены всей церкви как изнутри, так и снаружи оштукатурены, снаружи отбелены, а внутри украшены священными изображениями, сделанными альфреско без позолоты. Места не занятые сими изображениями окрашены в главном храме голубою, а в придельных храмах розовою краскою.    Кумпол главной церкви и потолок приделов также расписаны изображениями.
На главе храма и на колокольне кресты медные позолоченные с медными же позолоченными яблоками осьмиконечными высотою же с яблоками 1,5 аршина ( 1,5*71,12 = 106,8 см).   Крыша на церкви железная на деревянных стропилах окрашена зелёною краскою.
Входные двери в церковь с трёх сторон – с западной, южной и северной.

Паперть каменная с западной стороны церкви с четырьмя окнами. Перед тремя входами в церковь три крыльца они устроены из белого камня без колонн и крыши.

Колокольня каменная построена вместе с церковью в 1848 году иждивением прихожанина помещика Дмитрия Васильевича Перхурова, об четверёх ярусах, покрыта железом, окрашена зелёной краской, крест на ней медный позолоченный. Высота колокольни со шпицем 14 саженей, высота креста ½ аршина. На оной колокольне весит 5 медных колоколов.

При церкви находились только строения священнослужителей и с 1877 г. —  здание земского училища.  В 1900 г. здесь располагались 3 хозяйства,  В 1919 году —  дом с прирубом у священника, дом дьякона, церковная сторожка, училище, каменный амбар, сарай и баня. В 1925 году в описи церкви записано, что при сей церкви имеются в ветхом состоянии 3 деревянных дома, крытые дранью. Училище работало до 1924 года.

http://hram-tver.ru/kimryrn/sadunovokimry.html,   http://sadunovo.narod.ru/hist.html

Никольская церковь была приходской для  жителей Андрейцева.  В 1901 году  число прихожан  церкви в сельце Никольском, в деревнях Андрейцеве, Фетенине, Радованье, Янине, Берникове составляло 92 двора (386 мужчин, 463 женщины), 1915 году соответственно 288 и 317. Один из местных церковных праздников – Серьгов день (4 августа) еще в 60-е гг. XX века собирал в Андрейцево родственников и друзей.

В советское время судьба Никольской церкви в Садуново была нерадостной.   В 30-е годы ее закрыли, и церковь долгое время стояла полуразрушенной. Несколько лет назад началась реставрация.

Еще одна заметка про церковь Николая Чудотворца в Садуново: http://tailer-durden.livejournal.com/254348.html

V. ЖИТЕЛИ АНДРЕЙЦЕВА И НЕЧТО ШОКИРУЮЩЕЕ

За 50 лет, прошедших после отмены крепостного права, деревня Андрейцево сильно изменилась.

Если в 1859 г. здесь располагалось только 13 домов (число жителей достигало 108 человек: 48 мужчин и 60 – женщин), в 1887 г. — 21 двор с 73 мужчинами и 75 женщинами, то в 1915 г. – уже 28 домов. По данным 1887 г., это было селение в два посада с 12 колодцами и двумя прудами. Были винная и мелочная лавки, ветряная мельница и круподерни. Дети учились в селе Садуново. Деревня находилась на территории Ильинской волости Корчевского уезда.

Жители Андрейцева в это время – преимущественно члены нескольких больших семейств: Самсоновы, Дровнины, Власовы, Гунины, Новиковы, Волковы. Удалось составить генеалогические схемы двух поколений этих семейств, живших в первой половине 20-го века. Хотя они неполные, сделаны по памяти, но интересные.

Хозяйства были разные, трудно жилось тем семьям, где было мало мужчин-работников. Кимрский регион традиционно славился сапожниками. До революции каждую осень, когда заканчивались сельскохозяйственные дела, мужчины Андрейцева уходили на промысел – сапожничать, но не в Москву, как в других деревнях, а в Кронштадт, там был спрос на сапоги, потому что город был населен преимущественно военными. Вероятно, работали артелями.

Интересно, что после отмены крепостного права некоторые крестьяне просились обратно – под власть помещика. Казенными крестьянами становиться не хотели: при возникновении каких-либо проблем, например, пала лошадь, с помещиком можно было быстро договориться о новой лошади (за определенные выплаты позднее), а государственные органы были далеко и действовали медленно. К помещику же обращались за лесом для постройки, с просьбой о выделении места для сенокоса и т.д. Видимо, и помещик был человек неплохой и хозяйственный.

Хотя, конечно, помещики были разные. И отношения почти через 50 лет после отмены крепостного права были другими. Любопытный эпизод приводит в своей книге – дневнике «Свежая борозда» А.И. Завалишин, который в 1933 г. в качестве уполномоченного политотдела Ильинской МТС (Кимрского района, Московской области) приезжал в Андрейцево на период сева. Один из местных жителей – Леонтий Алексеевич Самсонов рассказывает писателю о помещиках Головачеве и Фруктове, чьи владения располагались неподалеку от деревни в Покровском.

Покровское до революции.

«Головачев и Фруктов…самые ненаглядные были… Земля была потомственная — ихняя. Теперь мы спорим о посевной,— земля вся наша стала. А тогда ведь негде было сеять. Кустарями были. Арендует общество, бывало, у помещика с гулькин нос — все. А цены были ой-ой!

Два раза я лично ходил с делегацией к Фруктову. Встречает он, как изуит… С приветствием… А в глазах подлая ненавистная злоба. «Зачем пожаловали?» Мы поскидали шапчонки, кланяемся: «До вашей милости…»— «В чем нужна моя милость?»— «Не продадите ли земельку?.. В аренде непосильно тяжело…» Наотрез отказал. Умаливали, упрашивали. Он снял соломенную шляпу и показывает: «Вот, мужички, шляпа. Она моя!.. Кому хочу, тому отдам… Не захочу — не отдам… Так и земля. Она моя!.. Я не хочу вам продавать ее. И не продам…»

Но потом перевернулось всё, — ожил Леонтий Алексеич.— Ох, как я доволен был, когда власть советская застала Фруктова живым! Головачев подох. Успел умереть раньше революции. А этот, сукин сын, дождался. Ой, как мужики надрывались! Такого ликованья не было в нашей жизни. У живого помещика из-под носу таскать инвентарь — великое дело! Потешились мы. Кажный берёт, что захочет, что облюбовал, насколько силы хватит…

Догола раздели кобеля Фруктова, с сумой пустили… Христа-ради собирал куски… Мы и подавали… Придет, бывало, под окно: «Подайте, христа-ради!». Подаем охотно: «На, жри!». А то убежит куда-нибудь, либо подохнет. А нам лестно, что он кланяется перед мужиком. Пойдет на кладбище, к церкви. Сядет на могилу Головачева и ревет: «Молодец ты, Федя, не дожил… А я застал… Все сбылось, чего боялись мы. Раздели. Живу кусками… Скоро к тебе приду». Великое было время! Переменялись люди местами… Прежние хозяева завидовали погребенным. http://sadunovo.narod.ru/23apr.htm

Живописный эпизод, не так ли? Покуражились крестьяне вволю. Ну, не надо было Фруктову разговаривать с ними, когда он был в силе, в такой форме. Как аукнется… С другой стороны, землю он не обязан был крестьянам продавать – его собственность. Особенно, если посмотреть на это с современной точки зрения. Может быть, лукавый и умный Леонтий Самсонов, помня, что разговаривает с политуполномоченным, сгустил краски?

Тем более, что о семействе Головачевых, члены которого традиционно были уездными предводителями дворянства, должно было говорить с уважением.

Алексей Андрианович Головачев участвовал в работе губернского комитета по улучшению положения крестьян и вместе с Унковским отстаивал интересы крестьян, за что и поплатился потерей звания предводителя дворянства. А.А.

Головачев в 1872 г. выпустил книгу «Десять лет реформ», где критически оценивал проведенные преобразования. В 1888 году вышел его знаменитый труд «Железные дороги в России. История постройки дорог». На его работах и по сию пору основывают свои научные изыскания современные исследователи железнодорожного хозяйства в России. И весьма сомнительно, что Алексей Андрианович, его дети и внуки жестоко обращались с крестьянами. Они были людьми просвещенными.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *